Последние новости

    18.04.2019

    В разделе соревнования опубликованы материалы по 12 Чемпионату России по СТ и анонс 13 Чемпионата России по СТ.

    12.04.2019

    Опубликованы материалы по 40, 41, 42 Матчам городов Урала

    28.04.2018

    Опубликована книга Petzl

    21.11.2017

    Опубликовано информационное письмо на 29 съезд АСУ.

    11.10.2017

    В разделе "Спелео" библиотеки сайта АСУ размещена книга Биоспелеологические исследования в России и сопредельных государствах

    19.09.2017

    В библиотеке сайта размещен сборник "Отражение" -  Евгений Стародубов

    15.08.2017

    Проведено обновление сайта. Приносим извинения за возможные неудобства.

    01.08.2017

    В библиотеке сайта АСУ размещены журналы АСУ № 30,31

    11.03.2017

    В учебно - методическом разделе библиотеки сайта размещены следующие материалы:Отчет о семинаре по спасательным работам в пещерах по системе SPELEOSECOURSFRANCAIS; Отчет о семинаре по организации навески по технике SRT; Презентация "Регулировка индивидуального комплекта"; Презентация "Ошибки регулировки индивидуального комплекта".

    14.01.2016

    В библиотеке сайта размещен сборник методических материалов "Общественная охрана пещер" Красноярских спелеологов

    ОПИСАНИЕ СПАСАТЕЛЬНЫХ РАБОТ В ш.ТЭП(Октябрьская) хр.АЛЕК

    29-30 апреля 1975г

    описание спасательных работ дается по брошюре: МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ МАРШРУТНО-КВАЛИФИКАЦИОННЫМ КОМИССИЯМ, РУКОВОДИТЕЛЯМ И УЧАСТНИКАМ СПЕЛЕОПУТЕШЕСТВИЙ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ БЕЗОПАСНОСТИ. Москва - 1977. ЦРИБ -ТУРИСТ"

    Группа спелеотуристов представила заявочные материалы на совершение путешествия IVA к/с в пещеры Медвежью и Октябрьскую в период с 25 апреля по 9 мая. По заявочной книжке состав группы следующий: А. Кер-в— руководитель, Ю. Ш-р — зам. руководителя, В. А-в, С. Кур-в, С. С-в, А. Кал-в, Ю. Кос-в, А. П-в, И. Н-ва, Е. Ц-в, Н. Н-кая, Е. Г-ва , М. Кар-в, О. Шин, В. Кр-о, А. К-в, Н. Ф-ва. Оле-леопутешеств'ие должно было проходить по следующему плану: 25 апреля — выезд из Москвы, 27 апреля — приезд в Хосту и переход на хребет Алек. 28 апреля — тренировочный выход в первый колодец шахты Медвежьей. С 29 апреля по 2 мая — штурм шахты Октябрьской, группой в составе 12 человек (за исключением М. Кар-ва, О. Ш-на, В. Кр-о, А. К-ва, Н. Ф-вой, не имеющих необходимого опыта).

    Работать в шахте предполагалось поочередно группами по шесть человек, при этом первая штурмовая группа, разбившись на три двойки, навешивает снаряжение на колодцах. Спуск вниз должен был продолжаться не более 10 час., после чего группа независимо от места нахождения начинает подъем. Вторая группа осуществляет дальнейшую навеску, если первая не закончит ее, либо проводит частичную выемку снаряжения. После окончания штурма шахты группа должна была в период с 3 по 4 мая переехать в новый карстовый район и с 4 по 7 мая заниматься там поиском карстовых полостей. 9 мая группа должна была вернуться в Москву.

    В последний момент перед выездом выяснилось, что Ю. Кос-в “ А. П-в выехали для участия в другом туристском мероприятии; И. Н-ва не смогла выехать, а А. Кар-в, С. С-в и Е. Г-ва могут выехать только на сутки позднее основной группы. В этих условиях руководство группой должен был взять на себя заместитель руководителя группы Ю. Ш-р, но он руководить группой отказался, мотивируя свои действия тем, что план спелеопутешествия готовил В. А-в, пользующийся большим авторитетом в группе. В этих условиях А. Кер-в передал руководство группой В. А-ву, хотя был предупрежден на заседании!! МКК, что В. А-ву запрещено руководство спелеомероприятиями сроком на один год.

    Таким образом, ослабленная отсутствием четырех опытных участников группа в составе: Ю. Ш-р — зам. руководителя (утвержденный МКК), В. А-в—фактический руководитель, Е. Ц-в, А. Кал-в, С. Кур-в, Н. Н-ая и пять новичков, которым была разрешена работа на поверхности: М. Кар-в, О. Ш-н, В. Кр-о, А. К-в, Н. Ф-ва, вышла на маршрут 27 апреля. В тот же день группа со снаряжением (средний вес рюкзака — 35 кг) прошла маршрутом в горных условиях до входа в пещеру Октябрьскую и разбила там базовый лагерь. Участники легли спать в 23 час. Ранее (днем 27 апре-л,я) фактический руководитель группы В. А-в принял решение о начале работ в пещере 28 апреля с 8.0Э, после обсуждения с группой срок был перенесен на 10.00 того же дня.

    28 апреля шесть участников, разбившись на двойки: А. Кал-в и В. А-в, С. Кур-в и Н. Н-ая, Е. Ц-в и Ю. Ш-р начали спуск .в пещеру в 11.20. Вторая двойка, ,как более слабая в техническом и физическом отношении, несла меньше снаряжения и должна была его навешивать на меньшем числе колодцев. Группы шли, чередуясь, последняя двойка занималась проводкой телефонной связи.

    В 21.45 спелеотуристы достигли дна последнего колодца (телефонная связь действовала). В. 20.25 на поверхности начал накрапывать дождь, к 23.00 дождь усилился, ,по особых изменений ,в расходе воды в пещере группа не отметила. Состояние участников, по их мнению, было нормальным, только Ю. Ш-р чувствовал себя недостаточно здоровым, жаловался на боли в области живота. Внизу после ужина В. А-в предложил проводить подъем группы теми же двойками, в том же порядке, что и спуск. Промежуток времени между поднимающимися двойками 10—15 минут. Движение предполагалось па самохватах, преимущественно с самостраховкой (на колодцах -висело по две веревки). Каждая группа несла с собой мешок с запасным источником света, скальным молотком и шлямбурными крючьями.

    Первая двойка начала подъем в 23.00 28 апреля. В 1.00 29 апреля она была на дне 60-метрового колодца. Поднявшись на верх колодца, участники увидели свет подошедшей второй двойки. В 4-00 А. Кал-в, а в 5.00 В. А-в вышли на поверхность.

    Вторая двойка действовала самостоятельно, без контакта с первой и третьей до дна 60-метрового колодца. При подъеме они сильно замерзли и устали, поэтому С. Кур-в оставил где-то транспортировочный мешок с запасным источником света. Внизу колодца С. Кур-в сказал Н. Н-кой что он замерз, устал, ему нужно поправить самохват и предложил ей выходить первой. В это время у спелеотуристки отказал налобный свет и она начала подъем с фонарем. На середине колодца и этот свет погас, дальше она шла в темноте, В этот момент С. Кур-ва догнала третья двойка, участники ее также достаточно устали и замерзли. По совету С. Kyp-ва они тоже оставили свои транспортировочные мешки на дне 60-метрового колодца и стали ждать уступом ниже, пока веревки освободятся. Когда С. Кур-в поднимался, Н. Н-кая ждала его на верху колодца. После этого они подошли :ко дну 27-метрового наклонного (с уступами) колодца, второго сверху. По словам Н. Н-кой, С. Кур-в все время повторял, что очень устал и замерз, однако, по ее мнению, это было для них привычным состоянием.

    На середине перегиба (ниже ребра перегиба) в колодце был забит шлямбурный крюк, за который была закреплена веревка. Это был последний уступ на 27-метровом кололце. Н. Н-кая прошла колодец и стала наверху ждать С. Кур-ва, это было в 4.00—4.30 29 апреля. С. Кур-в поднимался на этом участке без еамостра.ховки. Дойдя до крюка, он не смог перестегнуть самохваты выше крюка и оказал об этом Н. Н-кой. Та сверху пыталась объяснить, как это сделать, а затем после бесплодных попыток С. Кур-ва порекомендовала ему опуститься вниз. В этот же промежуток времени ко дну колодца подошла третья двойка. Е. Ц-в несколько раз спрашивал, свободны ли веревки, на что получал отрицательный ответ. Тогда туристы решили переждать некоторое время в безветренном месте, уступом ниже; неожиданно Е. Ц-в и Ю. Ш-р услышали голос С. Кур-ва. Поднявшись на уступ, они спросили о том, что случилось, в ответ услышали просьбу о помощи. Е. Цчв поднялся на самохватах по той же веревке, на которой висел С. Кур-в (это было в 9.00 29 апреля).

    По словам Е. Ц-в а, С. Кур-в висел на веревке перед промежуточным крюком “а одном самохвате (нога в стремени), откинувшись так, что нога была на уровне подбородка, второй самохват был снят, самоетрахонки не было. Двумя руками он сжимал шайбу-каталку самодельной конструкции (приспособление для спуска), которая могла раскрыться, если бы С. Кур-в отпустил руки, поскольку не была защелкнута .карабином. Сам он уже ничего не мог сделать физически, плохо понимал, что и как нужно делать. Е. Ц-в спустил пострадавшего на свободной страховочной веревке вниз до уступа. Ю. Ш-р, приняв С. Кур-ва, направился вверх за спасательным отрядом. Е. Ц-в остался с С. Кур-вым, пытаясь согреть его растиранием груди, спины к физическими упражнениями. Движения С. Кур-ва были вялыми, речь отрывистая и бессвязная.

    В виду приближения контрольного срока возвращения штурмовой группы и усиления дождя 29 апреля в 10.00 начала спуск спасательная группа в составе С. С-ва и М. Кар-ва с запасным источником света, примусом и .полиэтиленом, за ними А. Кер-в и Е. Г-ва с продуктами. Первая двойка опустилась на дно 27нметрового колодца, спасатели накрыли Е. Ц-ва и С. Кур-в а полиэтиленовой пленкой и пытались разжечь примус. С. Кур-в после появления первого спасателя М. Кар-ва вел себя апатично, сидел, не вставая, речь тело была бессвязана. Иногда о”н делал неожиданные резкие движения ногами.

    Е. Ц-в поднялся на верх 27-метрового колодца. Здесь А. Кур-в встретил и накормил Е. Ц-ва, Ю. Ш-ра и Н. Н-кую, после чего сам спустился к С. Кур-ву. В 11.00 была восстановлена телефонная связь (ранее она почему-то бездействовала) и Е. Ц-в сообщил на поверхность о случившемся. Е. Ц-ва, Ю. Ш-ра и Н. Ннкую “вытянули” (по записи в журнале телефонных разговоров) на поверхность. Е. Г-ва оставалась на верху 47-метрового колодца до 14.00 29 апреля, после чего была отправлена наверх из-за плохого самочувствия.

    Когда А. Кер-в опустился к пострадавшему, С. Кур-в то терял сознание, то приходил в сильное возбуждение. В этом состоянии он с сопровождающим в 13.00 был поднят на верх 27-метрового колодца, при подъеме пришлось связать ему руки. Наверху возбужденное состояние сменилось полным упадком сил (отсутствие сознания, слабый пульс), поэтому транспортировка пострадавшего была прекращена. А. Кер-в сообщили на поверхность, чтобы принесли спальный мешок, примус, теплую одежду, палатку; все это было доставлено через час.

    С. Кур-ва переодели и поместили в палатку, где ему начали делать массаж сердца, искусственное дыхание, растирание спиртом и одеколоном, пытались напоить горячим чаем.

    В. 14.00 29 апреля В. Кр-о был послан за врачом в ближайшее село, заблудился, вернулся в лагерь и опять вышел за врачам с Н. Ф-вой и Е. Г-вой в 17.00.

    30 апреля в 1.00 А. Кер-в вышел на поверхность, а в 2.00 вернулись участники с врачом (они заблудились вторично, возвращаясь из села). А. Кер-в взял шприц, ампулы, спустился к Кур-ву и сделал ему инъекцию кардиомина 2 см3, к этому времени у С. Кур-ва уже не обнаруживался ни пульс, ни дыхание. Оказание помощи и ее эффективность сильно затруднял все увеличивающийся поток воды. Когда врачу сообщили о состоянии С. Кур-ва, он сказал, что вывести его из такого состояния в условиях пещеры практически невозможно. Массаж и искусственное дыхание продолжали делать еще около 4 час., после того, как у С. Кур-ва исчезли все признаки жизни. Когда стало окончательно ясно, что С. Кур-ва не спасти, группа начала выходить на поверхность.

    В. 11.30 30 апреля Е. Ц-в и Ю. Ш-р предприняли попытку поднять тело С. Кур-ва на поверхность, но этого сделать не удалось из-за начавшегося ливня. В 10.00 1 мая группа из четырех человек: В. А-в, Е. Цнв, С. С-в и М. Кар-в вышла для подъема тела С. Кур-ва, к 18.00 тело было поднято на поверхность и через 2,5 час. доставлено к Буковой поляне, где уже находились машины КСС и милиции.

    Главной причиной возникновения аварийной ситуации в пещере стали действия самих участников путешествия. При этом мы имеем дело с тривиальным фактом: на фоне усталости и стресса налицо непонимание опасности. Аварийная ситуация возникла не в 9.00 29 апреля, когда стало ясно, что С. Кур-в не может самостоятельно подняться, а гораздо раньше — около 24.00 на дне 60-метрового колодца, когда он и остальные участники замерзли, устали и с трудом продолжали подъем. Первым проявлением аварийной ситуации было то, что участники, по совету С. Кур-ва, оставили транспортировочные мешки. Это решение можно считать верным в отношении скальных молотков, но никак не запасного источника света, примусов, горючего и питания.

    Причиной аварии оказалась недостаточная техническая и тактическая подготовка участников. Руководитель не занимался формированием .группы, он хорошо знал всего трех-четырех человек из ее состава. Фактически всей подготовкой путешествия занимался В. А-в. Уровень подготовки участников был неодинаковым, кроме того некоторые участники были антипатичны друг другу и отказывались работать вместе.

    Допущенные в период подготовки ошибки были усугублены в начале путешествия грубым нарушением правил проведения путешествия и маршрутной дисциплины. Отметим основные нарушения.

    Фактический состав группы претерпел .изменения. Два опытных участника за несколько дней до путешествия по собственной воле уехали “а другое мероприятие. Выезд руководителя и еще двух участников задержался на два дня. Заместитель руководителя отказался руководить выехавшей группой и передал руководство дисквалифицированному участнику. В этой ситуации бюро секции было обязано отложить выезд и перенести срок проведения путешествия. При выбывших двух участниках группа теряла право спуска в пещеру IV к/с.

    Группа не зарегистрировалась в КСС. Участники не были ознакомлены с районом работ, не знали дороги в ближайший населенный пункт.

    Без необходимости был изменен утвержденный МКК тактический план путешествия. Отменен акклиматизационный спуск в пещеру Медвежью. Новый тактический план спуска был составлен фактическим руководителем В. А-вым исходя из собственных сил и опыта, без учета подготовки более слабых участников группы.

    В базовом лагере не был сформирован спасательный отряд, не велся журнал выходов.

    Не меньше нарушений и ошибок было и во время спуска штурмовой группы. Прежде всего группа по своему формальному опыту не имела права работать до дна (IVA к/с). В состав группы была включена Н. Н-кая, участвовавшая ранее в прохождении полостей Крыма до IIIA к/с.

    Оба руководителя (заместитель Ю. Ш-р, утвержденный-МКК, и фактический — В. А-в) одновременно оказались под землей, не оставив наверху ни одного опытного спелео-туриста.

    Штурмовая группа вышла в пещеру без достаточного отдыха после заброски снаряжения.

    Телефонная связь была ненадежной, фактически отсутствовал журнал телефонной связи.

    Двойки действовали изолированно, не взаимодействуя при встрече. Наиболее подготовленная первая двойка (В. А-в и А. Кал-в) вышла на поверхность первой. Остальные участники (Е. Ц-в, Ю. Ш-р, Н. Н-кая) не поняли серьезности обстановки, не проявили чувства взаимопомощи к С. Кур-ву. Подъем участников двоек проводился независимо без использования верхней страховки.

    Штурмовая группа не имела даже простейшей аптечки.

    Часть снаряжения (налобный свет, фонарь, примус, телефон) была неисправна.

    В процессе разбора выяснилось, что руководитель .путешествия А. Кер-в не справился со своими обязанностями, фактическим руководителем как на стадии подготовки, так и проведения путешествия был дисквалифицированный В. А-в.

    Анализ действий участников показывает, что их фактический опыт оказался ниже формального. Это наиболее ярко проявилось во время самой аварии. Уже было отмечено, что участники вовремя не заметили возникновения аварийной ситуации и действовали, не учитывая ее возможных последствий. В результате С. Кур-в около 5 час. висел на веревке без всякой помощи, в то время как Н. Н-кая без света сидела на верху молодца, а Е. Ц-в и Ю. Ш-р пережидали все это время уступом ниже дна колодца. Они не смогли, когда это потребовалось, создать пострадавшему минимальный комфорт: согреть его, дать ему горячей пищи. Отсутствие телефонной связи заставило подниматься за спасательным отрядом уставшего участника Ю. Ш-ра.

    Прибывший к этому времени руководитель путешествия А. Кер-в правильно реагировал на задержку участников в пещере: им навстречу, не дожидаясь дополнительных сведений, был послан спасательный отряд. Однако этот отряд был укомплектован неквалифицированными участниками и одного из них (Е. Г-ву) спустя 4 час. пришлось поднимать на поверхность из-за плохого самочувствия. Спасательный отряд также не смог быстро обеспечить пострадавшему необходимый комфорт: горячее питание (отказал примус), теплое белье, спальный мешок; не были подготовлены носилки; при подъеме “мешком” пострадавшему пришлось связывать руки. Лишь через 9 час. после начала аварии (13—14 час. после возникновения аварийной ситуации) пострадавшему было доставлено теплое белье, палатка и приготовлен горячий чай. Напомним, что участники, посланные за врачом, заблудились дважды (идя за помощью и возвращаясь в лагерь), в результате чего врачебная помощь задержалась не менее чем на пол суток.

    Таким образом, накапливание ошибок и пренебрежение элементарными мерами предосторожности привело к возникновению аварийной ситуации, исход которой был в значительной мере предопределен неправильными действиями спелеотуристов. При правильных действиях участников в данном -конкретном случае трагического исхода могло и не быть, однако, рано или поздно исход одного из подобным образом организованных путешествий неминуемо оказался бы таким.

    После обсуждения обстоятельств аварии МКК пришла к заключению.

    Непосредственной причиной гибели С. Кур-ва было переохлаждение его во время нисхождения в пещеру Октябрьская.

    Основными виновниками возникновения аварийной ситуации, закончившейся гибелью С. Кур-ва, были руководитель и участники слелеопутешествия.

    Основные .причины, следствием которых стал несчастный случай:

    а) передача А. Кер-вым руководства группой дисквалифицированному ранее В. А-ву,

    б) самоустранение Ю. Ш-ра, утвержденного на заседании МКК заместителем руководителя группы, от выполнения обоих обязанностей,

    в) выполнение В. А-вым обязанностей руководителя группы вопреки решению МКК,

    г) неправильное поведение участников спелеопутешест-вия, еще до совершения путешествия знавших, что фактическим руководителем будет дисквалифицированный ранее В. А-в >и согласившихся с этим фактом,

    д) изменение тактического плана нисхождения, утвержденного МКК,

    е) тактическая и техническая неподготовленность исполняющего обязанности руководителя В. А-ва и участников нисхождения:

    выход в шахту группы фактически без отдыха после заброски снаряжения,

    выход в шахту группы, не имеющей на это право (.по числу участников, необходимых для прохождения пещер этой категории),

    включение в штурмовую группу для навески снаряжения до дна (IV к/с) Н. Н-кой, имеющей опыт II1A к/с (Крым, горизонтальные пещеры),

    В. А-в вышел первым на поверхность, фактически оставив группу без руководства,

    отсутствие контакта и взаимопомощи между участниками,

    отсутствие в большинстве случаев верхней страховки,

    отсутствие самостраховки у С. Кур-ва при подъеме на 27-метровом колодце,

    ж) фактический опыт участников группы был ниже формального.

    Неправильное поведение участников является следствием их неподготовленности в тактическом и техническом отношении для прохождения таких пещер.

    ТЭП - названа по начальным буквам имён первооткрывателей :Таня, Эдик, Петя.  Октябрьская потом назвали в честь праздника Великой октябрьской соц.революции, так как чиновники посчиталиТЭП нелегитимным.

     Памятные места

     

     

    © VIV-ASU.RU 2009-2017

    Please publish modules in offcanvas position.