Последние новости

    18.04.2019

    В разделе соревнования опубликованы материалы по 12 Чемпионату России по СТ и анонс 13 Чемпионата России по СТ.

    12.04.2019

    Опубликованы материалы по 40, 41, 42 Матчам городов Урала

    28.04.2018

    Опубликована книга Petzl

    21.11.2017

    Опубликовано информационное письмо на 29 съезд АСУ.

    11.10.2017

    В разделе "Спелео" библиотеки сайта АСУ размещена книга Биоспелеологические исследования в России и сопредельных государствах

    19.09.2017

    В библиотеке сайта размещен сборник "Отражение" -  Евгений Стародубов

    15.08.2017

    Проведено обновление сайта. Приносим извинения за возможные неудобства.

    01.08.2017

    В библиотеке сайта АСУ размещены журналы АСУ № 30,31

    11.03.2017

    В учебно - методическом разделе библиотеки сайта размещены следующие материалы:Отчет о семинаре по спасательным работам в пещерах по системе SPELEOSECOURSFRANCAIS; Отчет о семинаре по организации навески по технике SRT; Презентация "Регулировка индивидуального комплекта"; Презентация "Ошибки регулировки индивидуального комплекта".

    14.01.2016

    В библиотеке сайта размещен сборник методических материалов "Общественная охрана пещер" Красноярских спелеологов

    ОПИСАНИЕ СПАСАТЕЛЬНЫХ РАБОТ в ш.РУЧЕЙНАЯ хр.АЛЕК

    1-2 мая 1975г

    описание спасательных работ дается по брошюре: МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ МАРШРУТНО-КВАЛИФИКАЦИОННЫМ КОМИССИЯМ, РУКОВОДИТЕЛЯМ И УЧАСТНИКАМ СПЕЛЕОПУТЕШЕСТВИЙ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ БЕЗОПАСНОСТИ. Москва - 1977. ЦРИБ -ТУРИСТ"

    .Группа Ленинградских спелеотуристов в составе: С. М-в, И. П-в, О. Н-в, С. Б-в, Б. Л-'к, В.А-в, Н.Ом-о, В. Б-та, Л.М-на, П. М-в и П. К-ий представила заявочные материалы на совершение спелеопутешествия 1ПБ к/с в пещеру Ручейную с 30 апреля по 11 мая. По решению ЦМКК, местная МКК рассмотрела заявочные документы и дала следующее заключение:

    1. Разрешить группе проведение спелеопутешествия в пещеры Ручейную — 1ПБ к/с и Градовую — ПБ к/с. Запасной вариант — пещера Осенняя — до IHA к/с.

    2. Утвердить руководителем группы С. М-ва, заместителем руководителя — И. П-ва.

    3. Разрешить руководство 1ПБ к/с С. М-ву и И. П-ву, участие до 1ПБ к/с — О. Н-ву, Б. Л-ку, Н. Ом-о, В. А-ву, С. Б-ву, В. Б-те; до ПБ к/с — Л. М-ной и до IIIA к/с — П. М-ву и П. К-му.

    4. Группа должна встать на учет в КСС юрода Сочи.

    5. Обратить внимание на метеоусловия в районе; обязательно организовать телефонную связь в пещере Ручейной.

    6. Поддерживать связь с другими группами в районе совершения путешествия.

    Дополнительно степень подготовленности группы была проверена членами спелеоподкомиссии МКК и КСС, проверялись наличие и качество снаряжения, тактический план штурма и знание правил техники безопасности. Члены КОС, полагая, что группа подготовлена к совершению спелеопутешествия, записали: группе категорически запрещается пользоваться старыми шлямбурными крючьями, на всех уступах в пещере обязательно применение страховки, навеску лестниц с тросом диаметром 2 мм разрешается производить на небольших уступах или в сцепке с другими лестницами у дна колодцев.

    Во время прохождения пещеры Ручейной (спелеотурист — П. К-ий отсутствовал) произошла авария, в результате которой погиб один участник — О. На-в. При разборе происшествия присутствовали: представитель выпускающей КСС, председатель спелео под комиссии МКК, руководитель спелеопутешествия. Группой (были представлены следующие документы: заявочная и маршрутная книжки, объяснительные записки всех участников спелеопутешествия, решение бюро секции спелеотуризма о происшествии, выписка из протокола заседания спелеоподкомиссии МКК, решение бюро МКК. Не были представлены: журнал выходов группы, книга телефонных разговоров (они вообще отсутствовали у группы).

    В процессе разбора были выявлены следующие обстоятельства аварии. Группа после ночевки 27 апреля в городе Хосте прибыла в район шахты Ручейной, 28 апреля в первой половине дня и разбила базовый лагерь у входа в пещеру. Несмотря на указание МКК и запись в маршрутной книжке, группа не зарегистрировалась в КСС города Сочи. Для решения основной задачи — проведения топосъемки полости участники были разбиты на три группы: первая — вспомогательная (Н. Ом-о — руководитель, П. М-в, В. Б-та), вторая -— группа навески (И. П-в — руководитель, С. Б-в, Б. Л-к), третья — группа выемки снаряжения (С. М-в — руководитель, О. Н-в, В. А-в).

    В 18.00 того же дня >(по другим данным Б 19.00) вспомогательная группа вышла в пещеру для навески снаряжения до глубины 165 м, проводки телефонной связи до дна 65-метрового колодца (130 м по глубине) и выполнения то-посъемки горизонтальной части пещеры на участке 130 — 160 м (до 7-метрового колодца). Выход планировался продолжительностью 12 час., т. е. на всю ночь. Вместе с группой /вышел С. М-в. Навеска снаряжения на привходовой части и 65-метровом колодце и прокладка телефонной связи затянулись. В установке последней принимали также участие О. Н-в и В. А-в, которые дежурили у телефона на поверхности. Помощь О. Н-ва понадобилась и при перевеске снаряжения, а затем он помогал протянуть телефонную связь от поверхности до верха большого .колодца. С. М-в навешивал снаряжение с Н. Ом-о, а затем с В. Б-той. Спустившись вниз, вспомогательная группа обнаружила, что до дна 65-iMerpoBoro колодца “е хватает 7—10 м лестницы и 5 м страховочной веревки. Во время спуска оторвалась лямки транспортировочного мешка, он упал на полку и был там оставлен до прихода следующей группы. Так как телефонной связи с поверхностью не было, то В. Б-та оставался у дна 65-метоового колодца, чтобы сообщить второй (по последовательности спуска) группе о нехватке снаряжения на колодце, а Н. Ом-о и П. М-в продолжили работу тто навеске снаряжения. Топосъемку группа выполнять не. стала, поскольку планируемое время и контрольный срок уже были нарушены.

    Не дождавшись выхода на поверхность вспомогательной группы, в 7.00 29 апреля вниз пошла вторая группа (навески). Она довесила снаряжение на 65-метровом колодце, протянула на дно колодца телефонный провод и оставила телефон там, так как провод на катушке спутался. Следует отметить, что группа навески по плану должна была выйти вниз через 4—5 час. после вспомогательной, т. е. в 24.00, но из-за явной задержки с навеской уже в привходовой части пещеры, выход группы был перенесен на утро. Во время спуска второй группы Б. Б-та со страховкой сверху участниками из второй группы поднялся на верх 65-метрового колодца, где стал ждать Н. Ом-о и П. М-ва, находившихся на горизонтальном участке пещеры (глубина 150 м).

    В 14.00 29 апреля третья группа, оставив наверху только Л. М-ну, “начала спуск в пещеру, не дождавшись выхода вспомогательной группы и ;не выяснив причины срыва (почти в два раза) ее контрольного срока. Цель выхода — выемка снаряжения и частичная топосъемка полости. В 16.00 третья группа была на верху 65-метрового колодца и здесь встретилась с В. Б-то и и другими членами вспомогательной группы, поднимавшимися со дна колодца. Через два часа, т. е. ровно через сутки с момента входа в пещеру (с задержкой на 12 час.), вспомогательная группа вышла на поверхность.

    Вторая группа навесила снаряжение на все колодцы и спустилась на дно пещеры в 3.00 30 апреля. На обратном пути группа вела топосъемку.

    Одновременно (ей навстречу) от дна 65-метрового колодца третья группа (выемки снаряжения) также проводила топосъемку. При прохождении горизонтальной части пещеры был порван транспортировочный мешок и О. Н-в оставил его там, только свечи и батарейки донес до верха 7-метрового уступа. Встреча второй и третьей групп произошла у 32-метрового колодца на глубине 220—250 м. О. Н-в и В. А-в страховали поднимающихся участников второй группы, к тому времени довольно уставших и находившихся под землей уже более суток.

    С 9.00 до 10.00 вторая группа отдыхала. Согласно тактическому плану первый участник в их тройке должен был выходить с самостраховкой, двое следующих — с верхней страховкой. На участке от 220 м и выше первым шел С. Б-в, за ним — Б. Л-к и И. П-в. На 7-метровый уступ (164 м) первым вышел С. Б-в. Следующий за ним Б. Л-к два раза срывался при верхней страховке и не смог подняться. Тогда наверх пошел И. П-в — руководитель группы. Поскольку в этом месте вдвоем разместиться невозможно, С. Б-в прошел вперед, ко дну 65-метрового колодца. И. П-в направился следом за ним, оставив Б. Л-ка одного. С. Б-в в это время поднялся на верх 65-метрового колодца.

    Вечером 29 апреля начался дождь, который не прекращался до утра. В 8.00 30 апреля ручей на поверхности “набрал силу” и днем поток над 65-метровым колодцем достиг, по мнению С. Б-ва, максимума, так что С. Б-в не мог подняться. Сигналов И. П-ва со дна колодца С. Б-в не услышал и увидел его, когда И. П-в был уже почти на верху колодца. Поднявшись к С. Б-ву, И. П-в оказал, что Б. Л-к не смог выйти на 7-метровом уступе. С. Б-в и И. П-в также не смогли выйти в этот момент на поверхность, так как вспомогательная группа при подъеме забыла сбросить вниз • страховочную веревку (!?), и туристы вдвоем просидели на полочке над колодцем около 12 час.

    Проснувшись около 23.00 30 апреля С. Б-в заметил, что вода спала и разбудил И. П-ва. Последний встал на плечи 'С. Б-ва и смог выйти на уступ. В 1.00 1 мая они вышли на поверхность, пробыв в пещере почти двое суток (при расчетном времени — сутки), поели и легли спать.

    Третья группа после встречи с группой И. П-ва (группа навески) разделилась: В. А-в остался наверху 32-метрового колодца для обеспечения верхней страховки (лестница была навешена в потоке и по ней .было трудно подниматься), а О. Н-в и С. М-в пошли снимать снаряжение. В .это время расход воды заметно увеличился; В. А-в пытался перевесить лестницу, но из-за отсутствия крючьев навесил ее за выступ. Сняв снаряжение О. Н-в и С. М-в пошли наверх, мешки нес С. М-в.

    Подойдя снизу к 15-метровому колодцу (294 м), они заметили, что и здесь лестница была навешена в потоке воды. Первым несколько раз пытался со схватывающим узлом (пруссиком) выйти О. Н-в, но каждый раз ему мешал поток воды. С. М-ву тоже не удалось подняться. Чтобы отдохнуть и набраться сил, О. Н-в решил покурить и выкурил подряд

    почти пачку сигарет “Лигерос”. Потом еще раз попытался подняться с самостраховкой, но неудачно.

    Тогда с пруссиком стал подниматься С. М-в, поднялся сам и поднял снаряжение. Пытался поднять О. Н-в а с верхней страховкой, но не смог. С момента их спуска в пещеру прошло уже больше суток. Тогда С. М-в сообщил В. А-ву, что они.с О. Н-вым выйти не могут и что В. А-в должен идти наверх к телефону. В. А-в не понял, зачем ему нужно идти наверх, но решив, что нужны батарейки, стал подниматься к 7-метровому колодцу (152 м), где О. Н-в оставил фотопринадлежности и батареи (питание и порванный мешок были оставлены выше).

    При подходе к 7-метровому колодцу он прошел мимо Б. Л-ка. Сам В. А-в находился к этому времени в пещере более 30 час., а Б. Л-к около двух суток без всякого питания (см. график). В. А-в оставил Б/Л-ку свечу и сказал, что идет за батарейками. Взяв батарейки и свечи, опять спустился вниз к верху 14-метрового колодца. На обратном пути Б. Л-'К его не видел.

    С. М-в, передав В. А-ву, что тот должен идти наверх, вернулся к верху 14-мещрового .колодца и остался там. Вниз к О. Н-ву спускаться не стал, мотивируя эго впоследствии (при разборе) тем, что тогда бы не смог подняться. Таким образом, примерно с 1.00 1 мая О. Н-в оставался один без света на дне 14-метрового колодца. Прошло несколько часов. С. М-в заметив, что вода 'начала /спадать, начал .кричать вниз. О. Н-в отзывался, но подняться не мог. Тогда С. М-в спустился вниз и увидев, что О. Н-в замерзает, снял с него рваный гидрокостюм, выжал свитер, рейтузы, носки. На вопрос С. М-ва, теплее ли ему стало, О. Н-в ответил утвердительно. С. М-в решил согреть его физическими упражнениями, О. H-IB апатично повиновался; время от времени С. М-в включал налобный свет, тогда О. Н-в тянул руки к свету, хватал налобную фару и у 'пего, по мнению С. М-ва, были ненормальные глаза. О. Н-в пытался лезть на стену без лестницы, без света, аде понимал смысла слов, не мог ориентироваться в пространстве.

    К этому времени на верх 14-метрового колодца пришел В. А-в, он сходил только за батареями, так как не понял, что нужно идти к телефону. В. А-в спустил налобный свет для О. Н-1ва, но это уже .было практически бесполезмо. С. М-в привязал IK О. Н-ву основной 'конец веревки, объяснив, что его будут поднимать вверх. На вопрос С. М-ва, сможет ли он подняться наверх по лестнице, О. Н-в ответил отрицательно. Тогда С. M-IB поднялся (наверх и вдвоем с В. А-вым они стали поднимать пострадавшего вверх. Последний попросил прекратить подъем и веревка вышла наверх с одним абалаковским поясом О. Н-ва. После этого С. М-в снова послал В. А-ва за помощью, оставшись на верху 14-метрового колодца.

    Около 12.00 1 мая В. А-в прошел в третий раз мимо Б. Л-ка, находившегося все там же, и сказал ему, что С. М-в и О. Н-в не могут выйти и что он идет за помощью. Около 13.00 В. А-в на дне 65-метрового колодца .встретил участников 'вспомогательной группы, вышедшей для встречи группы С. М^ва (П. М-в, Н. Ом-о, Л. М-<на). Сообщив им, что О. Н-в переохлаждается, а у Б. Л-ка “что-то с “огамн”, посоветовал ждать И. П-ва и С. Б-ва внизу 65-метрового колодца и ушел наверх. Л. М-на и П. М-в, посоветовавшись, решили, что П. М-в с шоколадом, спиртом и запасным источником света пойдет вниз, а Л. М-на останется ждать 'следующую группу сверху. П. М-в нашел Б. Л-ка, сидевшего без света, уставшего, голодного и замерзшего. Он сменил ему батарейки, оставил продукты, дал две таблетки сухого спирта, зажег свечи. Б. Л-к сразу подняться не смог, сказав, что у него затекли ноги и что он подождет (следующих участников, а когда придет в себя, будет сам подниматься вверх. П. М-в ушел дальше вниз и IB 17.00 1 мая пришел IK С. М-ву на дно 30-метрового колодца. Мешка, оставленного группой С. М-ва, он не заметил. С. М-в, по мнению П. М-ва, выглядел значительно свежее Б. Л-ка и В. А-ва. С. Мнв и П. М-в подойдя к отверстию 14-метрового колодца, (Кричали вниз, но никто не отзывался.)

    Тогда П. М-в спустился в колодец (С. М-в заявил, что если пойдет он, то нужно будет вытаскивать и его). О. Н-в лежал, вытянувшись на спине, без сознания, тело сведено судорогой, руки и ноги совершали самопроизвольные медленные движения, глухо стонал, дыхание было слабое, изо рта шла пена. П. М-в позвал С. М-ва и вдвоем они стали делать искусственное дыхание и растирание, согрели воду с глюкозой и стали вливать пострадавшему в рст.

    Руки у О. Н-ва были сжаты в кулаки, пульс прощупывался с трудом. Когда с О. Н-ва сняли гидрокостюм, он резко ослаб, пульс и дыхание исчезли. Это было около 18.00 1 мая. Искусственное дыхание и массаж сердца были безрезультатны, тело остывало. Тогда С. M-IB и П. М-в стали согреваться сами, дремали до 3.00—4.00.

    В. А-в вышел на поверхность в 17.50 1 мая и рассказал И. П-ву и С. Б-ву, что С. М-в и О. Н-в выйти не могут. И. П-в приказал идти вниз В. Б-те, который только что (в 17.00) вернулся из города Хосты, куда ходил за билетами. В. Б-та ушел вниз в 19.30 1 мая. На верху 65-метрового колодца он вместе с Н. Ом-о помог подняться Л. М-ной и пошел далее вниз. Дойдя до Б. Лнка, он помог ему подняться па верх 7-метрового колодца.

    И. П-в и С. Б-в начали спуск с теплыми в е щами и питанием в 23.00 1 мая, не восстановив, по их мнению, сил. Они догнали В. Б-ту на верху 32-метрового колодца. В. Б-та остался готовить горячую пищу, а И. П-в и С. Б-в пошли вниз. В 4.00 2 мая они разбудили С. М-ва и П. М-ва и попытались вчетвером поднять тело О. Н-ва. Подняв его на один колодец, прекратили дальнейшие попытки и И. П-в ушел наверх сообщить о случившемся. На дне 65-метрового колодца он обогнал (!) Б. Л-ка, вышел на поверхность 2 мая в 8.00—9.00 и вместе с В. А-вым направился в КСС. Остальные участники с частью снаряжения вышли на поверхность 2 мая з 17.00—18.00.

    Во время начала и совершения путешествия действия руководителя и участников содержат целую цепь просчетов и нарушений маршрутной дисциплины. Отметим следующие.

    Группа не зарегистрировалась в КСС.

    Не выполнены указания МКК об организация телефонной связи.

    В базовом лагере на поверхности не был сформирован спасательный фонд, что в дальнейшем привело к задержке выхода группы И. П-ва на 5 час.).

    Спуск был начат без отдыха после переезда и перехода, т. е. баз акклиматизации.

    Не назначались четкие контрольные сроки. Нарушение ориентировочных контрольных сроков не вызвало никакой реакции со стороны руководителя, заместителя и участников. Так, группы И. П-ва и С. М-ва выходили в пещеру с обычными задачами, несмотря на явное нарушение контрольного срока вспомогательной группой. Не велся журнал выходов.

    Вспомогательная группа выходила работать на ночь без достаточного отдыха. Несмотря на дождь, выход групп не был задержан.

    Значительно нарушен допустимый срок пребывания групп под землей. Так, даже выход вспомогательной группы, условия работы которой были обычными, длился более 24 часов.

    Участники проявили техническую неграмотность (навеска снаряжения в русле ручья на колодцах 14 м, 32 м, 65 м; неумение организовать телефонную связь, прохождение узкой галереи).

    Не было обеспечено непрерывного руководства работами: и руководитель, и его заместитель одновременно работали под землей, не оставив на поверхности достаточно опытных участников.

    Многие действия спелеотуристов в аварийной ситуации были ошибочными. Часть этих ошибок может быть объяснена усталостью участников, но именно в этих условиях совершенно недопустимо было бросать усталых и замерзших товарищей. И. П-в и С. Бчв оставили одного Б. Л-ка, который из-за истощения сил не мог преодолеть 7-метрового уступа на глубине 150 м, сами же туристы около 12 час. проспали и просидели на верху 65-метрового колодца, а выйдя на поверхность, легли спать, не предприняв никаких мер для оказания помощи Б. Л-ку. Отметим, что ни один из участников, кроме П. М-ва и В. Б-ты, проходивших мимо Б. Л-ка, не догадался оказать ему минимальную помощь: снабдить питанием, горючим, батарейками. Аналогично С. М-в дважды оставлял О. Н-ва одного на дне 14-метрового колодца на 5—6 час. без света, объясняя это своей усталостью.

    И. П-в не передал никакой информации на поверхность, а информация С. М-нва — образец того, как не надо ее передавать. Он не проверил, правильно ли В. А-в понял поручение, в результате чего было потеряно около полусуток. Действия В. А-ва с учетом того, как он понял информацию С. М-ва, также неправильны. Во время первого своего подъема, проходя мимо Б. Л-ка за батареями, он обязан был оказать ему помощь. Во время второго — неверна его рекомендация П. Мнву и Л. М-ной ждать И. П-ва и С. Б-”а в тот момент, когда необходима срочная помощь двум участникам.

    Все неверные действия — результат растерянности руководителей и их неумения действовать в критические моменты. Отсутствие /на поверхности грамотных спелеотуристов, которые могли бы принять правильные решения в этой обстановке также явный просчет руководителя спелеопутешествия.

    Транспортировка пострадавшего О. Н-ва была организована неправильно. Группе такого состава и в таком состоянии следовало обеспечить жизнедеятельность пострадавшего, а не его подъем.

    Таким образом, проведенный анализ, показывает, что в рассматриваемом случае трагический исход полностью обусловлен неправильной организацией работ как на подготовительном этапе, так и при проведении путешествия и в условиях аварийной ситуации, т. е. прежде всего недостаточной компетентностью руководителя и его заместителя. Фактический опыт участников также оказался ниже формального, что особенно отчетливо проявилось в условиях аварийной ситуации.

    После разбора обстоятельств аварии ЦМКК сделала заключение.

    Непосредственной причиной гибели О. Нагорова было переохлаждение организма в результате двухсуточного пребывания в пещере в обводненных условиях.

    Основными виновниками возникновения аварийной ситуации, приведшей к гибели О. Н-ва и пребыванию в пещере без помощи в течение 77 час. Б. Л-ка, следует считать руководителя путешествия С. М-ва и его заместителя И. Пнва.

    Основные причины, следствием которых явилась аварийная ситуация, следующие:

    тактическая и техническая неподготовленность руководителей и участников спелеопутешествия;

    пренебрежение правилами техники безопасности при спуске в пещеру;

    выход группы в шахту фактически без отдыха;

    работа в полости с плохим снаряжением;

    отсутствие контакта и взаимопомощи между участниками во время работы в пещере;

    фактический опыт участников был ниже формального;

    неспособность руководителей путешествия осуществлять руководство участниками;

    неправильные действия руководителей и участников в аварийной ситуации;

    уход С. М-ва и И. П-ва от своих товарищей, терпящих бедствие.

     Памятные места

     

     

    © VIV-ASU.RU 2009-2017

    Please publish modules in offcanvas position.